Avish.ru
Журнал для домохозяек :)
 Подпишитесь на новые статьи:

замок Нойшванштайн

/ Просмотров: 2127

Игрушка для короля

Скрытый в лесах Баварии, напоминающий издали картонную декорацию к спектаклю о рыцарских временах, замок Нойшванштайн появился на свет в позапрошлом веке с легкой руки баварского короля Людовика II, который верил в свою детскую мечту и не скупился в средствах для ее воплощения.

Строительство замка чуть не разорило все королевство, причем, о славе в веках для своего детища Людвиг не искал, он строил Нойшванштайн исключительно для себя, даже подумывая снести его после смерти.

К счастью, не всем помыслам венценосного мечтателя суждено было осуществиться, и сегодня замок Нойшванштайн, который каждый из нас наверняка видел на эмблеме Диснеевских мультфильмов, в списке претендентов на звание чуда света.

Страсть по наследству

Мечта построить замок в духе средневековья у Людвига II (1845–1886), правителя суверенного в то время королевства Бавария, родилась еще в детстве. С раннего возраста каждое лето королевская семья проводила в родовом имении - замке Хохеншвангау, который был восстановлен отцом Людвига Максимилианом II практически из руин.


Сам немного романтик, Максимилиан II для реставрации замка нанял не архитектора, а художника-сценографа Доменико Квадлио. В итоге Хохеншвангау получился стилизованным под средневековую крепость.

Людвиг, переняв отцовскую страсть, выросший в интерьерах родительского замка, где на стенах красовались сцены немецких саг, был большим почитателем германской мифологии. Его любимый персонаж - рыцарь-лебедь Лоэнгрин (сын легендарного героя Парсифаля), с которым он часто себя отождествлял. Побывав на премьере оперы Рихарда Вагнера, рассказывающей о похождениях Лоэнгрина, в 1858 году, Людвиг был вне себя от восторга. Когда же три года спустя в восемнадцатилетнем возрасте он унаследовал королевский трон, одним из первых его государственных деяний было приглашение композитора в Мюнхен. Теперь, обладая деньгами и властью, он стал меценатом Вагнера, заплатил за композитора все долги и пообещал учредить фестиваль для исполнения вагнеровских произведений.

Все могут короли

Людвиг тем временем распорядился начать строительство сказочного замка, который во всех отношениях соответствовал бы идеалам древнего германского рыцарства. Это, равно как и другие его решения, все больше склоняло окружающих к мысли, что король повредился в рассудке и как правитель не способен смотреть на вещи здраво. Когда Людвиг был еще молод, Бисмарк публично объявил, что он вполне вменяем, хотя уже тогда бросались в глаза многие странности его поведения, манера причудливо одеваться, вообще весь образ жизни, - он, к примеру, иногда целыми днями спал, а порой приглашал к себе на обед... дух Людовика XIV. Но в конце жизни его безумие было совершенно очевидно и ни у кого не вызывало сомнений…

Строительство замка, начатое в 1869 году, продолжалось 17 лет. Первоначально он задумывался как трехэтажная готическая крепость, но постепенно проект, претерпевая изменения, превратился в пятиэтажное сооружение в романтическом стиле, что больше всего, по мнению Людвига, соответствовали легенде.

Денег на воплощение в жизнь своих фантазий Людвиг не жалел, поэтому для работы в Нойшванштайне были наняты лучшие мастера, живописцы, скульпторы и резчики по дереву. Его строительные проекты опустошали государственную казну и мешали исполнению его монарших обязанностей.

Устройство

Внутреннее убранство замка, его интерьеры впечатляют, пожалуй, не меньше, чем его внешний облик.

Безусловно, центральное место замка - Зал певцов. Это самый большой, высокий и богато убранный зал с бесчисленными деталями росписей, посвященных главному герою этого зала – Парсифалю - сыну знатного рыцаря Гамурета, прославившего себя доблестью и благородством, но погибшего в бою. Парсифаль, как и каждый рыцарь, должен был на собственном примере доказать, что стоит на защите добра, справедливости, благородства.. Последний, наивысший этап обучения рыцаря и смысл всей жизни был поиск главной рыцарской святыни – Грааля. Кульминацией легенды о Парсифале является момент, когда герой попадает в Замок Грааля. Эпизод, когда Парсифаль впервые видит Грааль, изображен на центральной, самой большой картине Зала певцов

Под сияющим голубым куполом потолка Тронного зала, словно под небосводом, восседает Христос, окруженный Марией и Иоганнесом, а рядом - возведенные в святые короли: Казимир, Штефан, Генрих, Фердинанд, Эдуард и святой Людовик.

На переднем плане - канделябр, весом 1800 кг, выполненный из позолоченной меди в форме византийской короны.

Мозаичный пол изображает стилизованный растительный и животный мир. Девять ступеней из белого мрамора, обрамленные изображениями 12 апостолов, ведут к помосту, где, согласно первоначальному замыслу, должен был стоять трон из золота и слоновой кости.

Неоготическая королевская спальня поражает изобилием резных украшений и орнаментов. 14 мастеров-резчиков в течение 4,5 лет трудились над их изготовлением. Картинны в основном на сюжет истории Тристана и Изольды, глубоко поразившей в свое время 20-летнего короля. Из балконного окна спальни открывался изумительный вид на экзотическое ущелье Пеллата с водопадом, низвергающим свои воды с высоты 45м.

Щедро украшенная гостиная с расположенным спереди эркером, так называемым «лебединым» углом, посвящена образу рыцаре-лебеде Лоэнгрина, с которым король любил себя сравнивать. Здесь хранится символ легенды о – ваза, выполненная в виде лебедя. Однажды, по недосмотру, в вазу налили воду, и вылить её оттуда можно было, только перевернув массивное произведение искусства. Но риск разбить чудесную вазу в таком случае был бы слишком велик, и тогда решили пожертвовать одной лебединой лапой, дабы спасти всю вазу от уничтожения и избавить её от уже изрядно протухшей воды. Лебединая лапа была отколота, и вода вылилась из образовавшегося отверстия, как из крана.

Большие панно художников Гаушильда и фон Геккеля изображают сцены из легенды о Лоэнгрине: «Чудо Грааля» и «Прибытие Лоэнгрина в Антверпен». Лебединый мотив присутствует и в резных украшениях деревянной обшивки, и в золотом шитье на шелковых обивках, и в портьерах.

На первом этаже расположена просторная королевская кухня с печами и жаровнями, разделочными столами и начищенной до блеска посудой. Чтобы не нарушать уединения короля во время трапезы, был сконструирован специальный механизм для транспортировки накрытого стола из кухни в столовую.

Ко всему прочему замок был оборудован современными системами отопления и канализации, в кухне имелся водопровод с горячей и холодной водой. Вот уж действительно, Людвиг II во многом опередил свое время не в фантазиях, а наяву!

Заговор

Баварское правительство решило избавиться от грандиозных строительных расходов чудаковатого короля, да и от него самого. В соответствии с разработанным планом, 9 июня 1886 года самый известный мюнхенский психиатр Бернард фон Гудден, запасшись подписями ещё троих врачей, никогда в глаза не видевших короля, объявил Людвига психически нездоровым.

Под охраной король был вывезен из Нойшванштайна в небольшой замок Берг на берегу озера Штарнберг. Там «больной» вел себя очень смирно, и его отпустили на прогулку в лодке в сопровождении доктора фон Гуддена, без охраны. Когда король и доктор не вернулись к ужину, их бросились искать. Тела были обнаружены часа через два. Свидетелей происшествия найдено не было…

Жизнь после смерти

После гибели короля все работы по строительству и отделке интерьеров Нойшванштайна прекратились, замок был объявлен национальным достоянием и с тех пор бережно сохраняется, будучи особой гордостью баварцев.

С 1933 года в Нойшванштайне в рамках Вагнеровского фестиваля проходят концерты классической музыки. Сегодня они проводятся только в сентябре, при этом билеты раскупаются задолго до начала фестиваля.

По слухам, в годы нацизма в замке располагалось одно из «идеологических» подразделений третьего рейха, как раз ведавшее оккультизмом, нибелунгами, рунами и германским духом. Но даже нацисты, жестоко преследовавшие все секс-меньшинства, признавали - романтизм короля Людвига выше всех его пороков.

Видом Нойшванштайна был очарован Чайковский - и именно здесь, как полагают некоторые историки, у него родился замысел балета «Лебединое озеро».

Как добраться до замка?

На чем бы вы ни ехали к замку, сначала надо добраться до Фюссена – маленького альпийского городка на немецко-австрийской границе.

Маршрут на автомобиле: выезд из города Munchen-Sendling, затем по автобану А96 до Ландсберга (Lansberg). Далее нужно свернуть на Романтическую дорогу (Romantische Strasse) в направлении Фюссена (Fussen) и до Нойшванштайна (Neuschwanstein).

Если вы едете на поезде и с багажом, следует приезжать как можно раньше – на станции Фюссен всего пара десятков ячеек камеры хранения, и после девяти утра все они будут заняты – а с рюкзаками в замки не пустят.

Чтобы успеть, из Мюнхена надо выехать семичасовым поездом (отправление из Мюнхена каждый час). Через несколько минут после прибытия каждого поезда от станции Фюссен отходит автобус (№ 9713), который за семь минут довезет до деревни Хохеншвангау в ущелье между двумя замками. Там расположены билетный центр, автостоянка, несколько гостиниц и рестораны.

Ранний приезд даст вам возможность сэкономить время и при осмотре замков. В замках создана своеобразная билетная система, аналоги которой найти довольно трудно.

Билеты продаются только в билетном центре внизу, купить их в замках нельзя. Также нельзя бродить по замкам самостоятельно – можно только с экскурсоводом.

Экскурсии начинаются каждые пять минут – попеременно на немецком и английском языках. Желающие могут воспользоваться аудиогидом на одном из 11 языков, в том числе русском.

Билет стоит 9 евро (для детей, студентов, пенсионеров, инвалидов и членов групп свыше 14 человек – 8 евро), но обычно покупают комбинированный, так называемый Королевский билет в оба замка Хохеншвангау и Нойшванштайн (17 евро, скидочный – 15).

У потрясающего творения Людвига есть один серьезный для кого-то недостаток – слишком большая популярность. Чтобы пропустить через замок всех желающих, экскурсоводы укладывают тур по королевским покоям всего в каких-то двадцать пять минут. Не удивительно, что, покидая замок, остается ощущение, что увидел не все, поэтому наверняка в Нойшванштайн захочется снова туда вернуться.

Татьяна Жидкова